Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

"...А этот ваш юродивый Семен Алексеич, который сам пашет и не верует в медицину..."

Из рассказа Чехова "Неприятность"

А этот ваш юродивый Семен Алексеич, который сам пашет и не верует в медицину, потому что здоров и сыт, как бык, громогласно и в глаза обзывает нас дармоедами и попрекает куском хлеба! Да черт его возьми! Я работаю от утра до ночи, отдыха не знаю, я нужнее здесь, чем все эти вместе взятые юродивые, святоши, реформаторы и прочие клоуны! Я потерял на работе здоровье, а меня вместо благодарности попрекают куском хлеба! Покорнейше вас благодарю!


Кто же послужил Чехову прототипом для этого Семена Алексеича? Конечно, другой ВПЗР:

Репин И.Е. "Пахарь Л.Н.Толстой на пашне", 1887 г.



Про "и не верует в медицину" - у г-на графа в "Крейцеровой сонате" доктора иначе как "мерозавцами" не называются.

Как советская психиатрия пыталась Джигурду лечить

Время действия: 1981 год.
Киев (тогда ещё столица УССР).

http://m.7days.ru/caravan-collection/2009/12/nikita-dzhigurda-lyubit-porusski.htm#ixzz4Q43Ccvbw

Но вот однажды, накануне майских праздников, в Киев должен был приехать Брежнев. Под это дело всех буйных и неблагонадежных прятали в психушки. В черный список попал и я.

Моюсь дома в душе, вдруг отодвигается шторка — передо мной два здоровенных лба в белых халатах:

— На выход!

— Я еще не домылся!

— Не волнуйся, там домоют.

Машина с решетками на окнах, и вскоре я — на пороге «дурки». Сразу спускают в подвал: «Раздевайся. И в душ». Последнее, что помню: бабулька со шприцем наперевес...

Очнулся в палате. Дикая вонь. Во рту так сухо, что слова произнести не могу. На койках полно народу. Рядом суворовец лежал, забрали его в психушку из-за того, что дал отпор хаму, старшему по званию. В этом доме скорби вообще «настоящих буйных» мало было, но нас все равно постоянно кололи транквилизаторами. Нормальный человек, попав в подобные условия, или в самом деле сходит с ума, или начинает протестовать, сопротивляться. Вот медики и давили на корню любое проявление недовольства.

На третий день отвели к главврачу. Вхожу, на столе — мое досье. Он его открывает и начинает читать вслух:

— Влезал с цветами на девятый этаж к девушке. Зачем? Ты же мог разбиться!

— Вряд ли Ромео, когда лез на балкон Джульетте, об этом думал... — отвечаю я непослушными после транквилизаторов губами.

— Пел антисоветские песни. Осквернял память Ленина. Так... А вот и стишки пошли: «Ради чего, ради чего горы живых срезаны и превращены в кладбищенский жмых? Ради каких, ради каких скисших идей стольких он съел, этот старик, божьих людей?»... Кем ты себя возомнил, парень?

— Я последователь Маяковского, Есенина, Высоцкого, Галича...

— А также Наполеона и Цезаря... Ну, все понятно: маниакальный психоз. А теперь серьезно: если захотим, ты за пару месяцев здесь овощем станешь. Так что веди себя спокойно, не рыпайся. И помни: что бы с тобой ни делали — терпи, если хочешь доказать, что ты нормальный человек.

... Вышел как-то в туалет, вижу — дверь открыта, в коридоре никого. Ну и ломанулся к

выходу, а навстречу — санитары, ведут «новобранца». Конечно, тут же скрутили. И все сначала… Только теперь, после попытки побега, в ход уже пошли не только транквилизаторы, но и уколы с абрикосовым маслом. Оно застывает в ягодицах и под лопатками так, что невозможно пошевелиться, тело словно судорогой сводит, температура под сорок, галлюцинации. Санитар еще любил шлепнуть потом по месту укола, что вызывало невыносимую боль, и сказать: «Пилюлю и в люлю, кто не хочет — ... звездюлю».
--------------------------

Упомнятые "уколы с абрикосовым маслом" - это великий и ужасный СУЛЬФАЗИН, от которого и д-р Лектер стал бы "отличником боевой и политической" :-) ...